header
left










Identification
Username
Пароль
Signup
Forgot your password?

AccueilТЕКСТЫ fr en

 

На этой странице Вы сможете найти тексты песен и стихи Вадима ПЬЯНКОВА, а также его переводы французских авторов.

 

САРАТОВ
 
 
Устала. Осталась
Улыбка на память.
И сразу с вокзала
Ушла для других вять.
 
 
Ушла и не вспомнить,
С какими глазами.
Ушла и пропала
В закат с облаками.
 
 
1979 г.
 
 
СТРАСТИ ПО СВЕЧАМ
 
 
Догорит свеча
В солнечных лучах
Спешно.
Пели по ночам,
Жили по свечам
Тлевшим.
 
Нечет или чёт,
Жизнь ручьем течёт
Чёрным.
Жив ли, или мёртв,
Мягок, или чёрств,
Чёрт с ним!
 
Чайник на столе,
Чахнет ветка сирая сирени.
Лягут на стекле
Тени от моей лени.
 
Мудр или туп,
Сломлен,
Или упрямый
Всё равно найдут,
Свалят, сволокут
В яму.
 
А пока живешь,
Песни голосишь,
Что же!
Пой, пока поешь...
(Господи, услышь!
Боже!)
 
Догорит свеча
В солнечных лучах
Спешно.
Пели по ночам,
Жили по свечам
Тлевшим.
 
Общага ВГИКа, 1985 г.
 
 
КИЕВСКИЙ ВАЛЬС
 
 
Из каких же краёв к нам
Занесло вас, друзья детства,
И каким городам
Помолиться друзьям,
У каких огоньков греться?
 
И помчались мы в город-герой,
Чтоб уверовать в гибель героев,
Где деревья бегут
По горе, над водой,
Босиком по земле голой…
 
Зажигай золотой рай
Огоньки городских кухонь,
Чтоб в аду наших душ
Запылала печаль
Под лампадкой тоски тусклой.
 
Мы до донышка пьём дни,
Но бездонны вина ночи…
Пьём, покуда на дне
Остаются одни
Разговоры, и рты корчит.
 
Где-то рядом дымит гроб,
И туманы несёт ветром…
Но горят купола
На горе над Днепром,
Над купелью родной веры!
 
Из каких же краёв к нам
Занесло вас, друзья детства,
И каким городам
Помолиться друзьям,
У каких огоньков греться?
 
февраль 1986 г.


ПАМЯТИ ОТЦА
 
СКАЗКА О ВЕЧЕРЕ
 
Вот и Вечер, мокрый и жалкий,
Груды туч накинул на плечи
И побрел, никем не замечен,
К черной Ночи в глухие подвалы.
Вдруг с небес обрушился Ливень,
Грохоча литаврами грома,
И хлестал его плетьями молний,
И швыряя в него слякоти комья.
 
Ковылял испуганный Вечер,
Прижимаясь к краю дороги,
И хрипел он, весь изувечен, –
Не прикаянг не прикончен...
Дорогой мои! Милый и мокрый,
Не сдавайся натиску бури –
Я люблю тебя, ты не бойся –
Мы еще за тебя повоюем!
 
Вот и Ветер, ветреный малый,
Этот Ветер, вечный задира,–
Он, как ты, очарованный странник,–
Он накажет злобные ливни:
Он развеет серые тучи
И покажет светлые дали!..
Только Ночь уже навалилась,
Опоздали мы, опоздали...
 
Хохотали в рощах вороны,
Завывали волки в оврагах,
И стонали скорбные клёны,–
Хоронили, отпевали:
Вот, мол, Вечер, мокрый и жалкий,
Груды туч накинув на плечи,
Погрустил о том, что не вечен,
И ушел, никем не замечен!
 
Даже если хмурое Утро
Будет завтра и всю неделю,
Но не век бесноваться бурям –
Будет Солнце! И надо верить...
Но еще, еще один Вечер –
В пелене дождей и туманов –
Груды туч накинул на плечи
И пропал, никем не помянут!
 
1984 г.
 
 
* * *
 
Напророчил я твою гибель,
Исчезали светлые дали...
Если б мы друг друга любили,
Разве б мы веревки вязали?
 
Захлестнулась петля за шею,
Даже кожа лопнула сзади;
По-иному жить не умея,
Ставил точку, гордости ради.
 
Кем бы не был бег мой оборван,
Как бы ни был путь мой недолог,
А сегодня голос ободран
Шпингалетом двери балконной.
 
Что ж поделать! мы не сумели
Побороться, и достучаться!
Не поспели, иль не посмели
На последний вздох отозваться?
 
Самогонку за гаражами
На прощанье, в полдень рабочий,
Пили летом, последним самым,–
И не ставили в жизни точек.
Ненавижу злобные ливни,
Обожаю светлые дали!
Если б мы друг друга любили,
Разве б мы веревки вязали?..
 
1988 г.
 
 
 
 
СОН
 
Памяти отца.
 
Снился мне сон: мой отец возвратился,–
Тот же пиджак, и рубашка, и брюки –
Двери незапертой не удивился,
Словно и не было вечной разлуки.
 
Галстук, стянувший зашитую шею.
Что-то забылось, но что-то осталось:
Вспомнил, как юнгой взбирался на реи,
Как от облав укрывался в подвалы.
 
Я проглотил накатившие слёзы,
Я целовал его грубые руки.
А под Архангельском те же морозы
Горестной сорокаградусной муки.
 
Мы отреклись от священного братства
Всех алкоголиков, жалких и мудрых:
Если не выпьешь, то не разобраться
В том, как жестоко тебя обманули.
 
Неизлечима болезнь постиженья
Зла и добра, красоты и уродства.
Непостижима болезнь ослепленья
Властью, с которой нет смысла бороться,
 
Снился мне сон: мой отец возвратился,–
Тот же пиджак, и рубашка, и брюки –
Двери распахнутой не удивился,
Словно и не было вечной разлуки!
 
1988 г.
 
ИТАЛЬЯНСКАЯ ПЕСНЯ
 
В комнатке отеля с Нежностью, Печалью и Тоской
Сочинилась песня в городке Италии чужой,
Полная Надежды, Веры и Любви, назло слезам,
В благодарность Жизни, осени и южным небесам.
 
В городке дремотном с Нежностью, Печалью и Тоской
Бьёт на колокольне колокол разбитый и глухой.
Время недвижимо, как и облака над городком,
Словно очутился в прошлом, позабытом и родном.
 
Я смотрю, немея, с Нежностью, Печалью и Тоской
На прекрасный город, погружённый в сказочный покой.
В садике отеля балуется, роется в пыли,
Радуется жизни мальчик, что родился без любви.
 
Из окна напротив с Нежностью, Печалью и Тоской
На меня взирает старец удивлённый… Боже мой!
Да не я ли это, только через много-много лет,
Сочинявший песни, у которых будущего нет.
 
В комнатке отеля с Нежностью, Печалью и Тоской
Сочинилась песня в городке Италии чужой,
Полная Надежды, Веры и Любви, назло слезам,
В благодарность Жизни, осени и южным небесам.
 
1998 г.
 
 
 
БЕЛАЯ ЛУНА
 
 
В полночь над Сенатской
Бледная, одна,
Плачет иль смеётся
Белая луна?
 
Медный всадник ёжится,
В скверах тишина.
И бела от света
Лунного стена.
 
Где-то песня льётся
С дальнего окна:
Плачет иль смеётся
Белая луна...
 
Ternat, 2005 г.
footer
Copyright© 2008, Tous droits de réproduction reservés